Мы построили
учительские дома!
Оклад учителя –
не ниже 15 000 рублей
Самооборона
от увольнения
Vobkom.ru
Информационно-аналитический сайт о проблемах воронежского образования
Школы
Главное
Власть
Профсоюз
ВУЗы
ПУ и ССУЗы
Школы
Детсады
Дополнительное образование
«Профсоюзный щит»
«Мой профсоюз»
«Учительская газета»
«Солидарность»
Доска объявлений
Биржа труда
 
 
 
Профсоюз работников народного образования и науки РФ
Воронежская областная организация
О нас Новости Лоббизм Право Опыт
3 июня 2008 года
Железный кулак закона
Добросовестного директора школы
привлекли к уголовной ответственности, готовятся аналогичные процессы. Тех, кто погрел руки на федеральных грантах, следователи не тронули
В Воронежской области продолжается уголовное преследование директоров школ – победителей конкурса по внедрению инновационных программ. Юридическая и организационная неподготовленность государства к процедуре превращения грантов (размером в один миллион рублей) в оборудование теперь сказывается на руководителях учебных заведений. Директоров школ обвиняют в должностном подлоге. Их сделали крайними за то, что они выполняли указания (на бюрократическом языке это называется рекомендации) вышестоящих органов, за то, что они старались, чтобы выделенные средства не пропали, а полностью пошли на покупку оборудования. Для этого им и пришлось идти на обходные схемы с ответственным хранением. Практически всем очевидно, что директора на этом руки никак не погрели, что они старались ради хоть какого-то развития своих школ, что преследование их – абсурд. Ведь в уголовный оборот попали лучшие на сегодня кадры. И только представители органов правопорядка настаивают на своей, криминальной, оценке действий директоров. Воронежский обком профсоюза работников народного образования и науки РФ намерен добиваться прекращения абсурда.

История одного преступления

Прежде чем погрузить вас в хитросплетения данного дела, позвольте поделиться некоторыми наблюдениями.

То, что в России жить в точности с законом невозможно, – факт. И сей тезис касается практически всего населения страны. Не будем вдаваться в то, почему так произошло. Просто ограничимся констатацией этой банальности. Таков уж у нас законотворческий процесс, что на-гора выдает «продукт совершенно несъедобный». Если же брать активную часть россиян, то это вообще выходит группа высокого риска. Российское законодательство направлено прямо против предпринимательства, инновационного управления, нестандартных подходов. С учетом же состояния нынешней правоохранительной системы активные граждане откровенно ходят по лезвию ножа. Мы как-то уже привыкли к тому, что дурь российских законов компенсируется их невыполнением. Мы с этим свыклись, спокойно к этому относимся, и лишь когда «хватают невинного» (помните: «не в силе Бог, а в правде»), с нашей точки зрения, общественное мнение возмущается. Правда, подследственным заступничество общественного мнения часто не помогает. Вспомните резонансную историю с директором школы Поносовым, обвиненным в использовании пиратских компьютерных программ. В рамках нацпроекта некая фирма, назначенная властью в поставщики, привезла в школу компьютеры, в которых, как оказалось, установлены «левые» программы. Все это случилось в момент, так скажем, напряженных отношений местного прокурора с упомянутым директором школы. Общественности была очевидна невиновность Поносова, кто только за него не заступался. Даже президент. Но в итоге победил прокурор – директора осудили по уголовной статье.

Поставщики же злосчастных компьютеров прекрасно себя чувствуют и поныне…

Когда нацпроекты, планы колоссальных госинвестиций в инфраструктуру и технологии только брали старт, стражи правопорядка получили от руководства страны строгое указание неусыпно следить за каждой копейкой. А поскольку траты предполагались на многие сотни миллиардов рублей, то можно было предположить, что правоохранителям будет чем заняться. Но вот какая штука получилась – крупных дел по госпроектам что-то не наблюдается (хотя сотни миллиардов рублей пока «почему-то» в объекты инфраструктуры большей частью не материализуются, а расходы здесь скорее напоминают наполнение бездонной бочки), а вот мелочевка буквально заполонила. Она-то и создает правоохранителям информационные поводы для прославления своей деятельности. То отсюда, то оттуда несутся разоблачения в рамках нацпроектов: обнаружены серьезные злоупотребления, найдены огромные нарушения, выявлена коррупция… А посмотришь поближе, о чем там речь идет, и диву даешься тому шуму, с которым это выносится на всю губернию или на всю страну. Что выявили-то? Образно говоря, государство дало кредит на покупку козы, а хозяева купили овцу, обещали купить телку, а купили быка, брали деньги по ипотеке на пристройку кухни, а построили баню… И т. д. и т. п. Оно, конечно, логика правоохранителей понятна: а зачем ты обманываешь государство? Но как-то…

История с уголовным преследованием директора Кантемировского лицея Елены Шипиловой – из той же оперы. Здесь тоже бурный пиар правоохранителей, огромное количество разоблачительных публикаций в прессе. Но, по сути, это как раз тот случай, когда из «мухи голенища кроили».


Из обращения директоров школ Кантемировского района:

Вместо того, чтобы добросовестно исполнять свои обязанности по руководству педагогическими и ученическими коллективами, мы вынуждены давать многочасовые показания в правоохранительных органах, по нескольку дней отвечать за свою якобы преступную деятельность перед судом и искать защиты своим обращением в вышестоящих органах и у общественности. Вместо того, чтобы «сеять доброе, разумное, вечное», в наших мыслях только одно – что нас ждет завтра: проверка, штраф, представление о несоответствии занимаемой должности или уголовное дело. Как учителя, мы считаем, что в правовом государстве невозможно жить в состоянии постоянного страха за свое будущее. Мы не заслужили подобного обращения к себе… Мы серьезно обеспокоены настоящим и будущим нашей системы образования в районе из-за вышеотмеченных подходов прокуратуры района…
Что произошло? Кантемировский лицей в 2006 году вошел в число победителей, в рамках нацпроекта «Образование» внедряющих инновационные программы. Лицею в награду был выделен миллион рублей на закупку оборудования. Однако оргмероприятия, тендеры и все такое (этим занимались областные и районные власти) затянулись настолько, что у школ остался минимум времени на то, чтобы эти деньги использовать. А фирмы, которые победили в тендере, были совершенно не готовы к такому наплыву покупателей, их склады оказались пусты. Казначейство однако оплачивает контракты только по факту поставки. Чтобы деньги не пропали, директора школ реализовали схему, предложенную вышестоящими инстанциями (следователи ее впоследствии определили как должностной подлог) – подписали с фирмами документы о том, что оборудование поставлено, но находится у продавца на ответственном хранении. Поставщики направили гарантийные письма в адрес администраций районов, в которых указывали на увеличение спроса на школьные учебно-наглядные пособия и оборудование, на наличие большой очередности на базах и задержки поставок. В письме фирмы гарантировали выполнение взятых обязательств до конца 2006 года. По такой схеме работали и в Кантемировском лицее. Возможно, все бы прошло тихо, а правоохранители не обратили бы на эту схему никакого внимания, но один из поставщиков – ООО «Ультралайт» – оказался непорядочным. Деньги «Ультралайту» были перечислены, но оборудование на всю сумму школы не получили. Недопоставки случились и в Кантемировском лицее. По информации, полученной из нескольких источников в Кантемировском районе, сначала директор судилась с «Ультралайтом», и в феврале этого года арбитражный суд Воронежской области вынес решение о взыскании с фирмы в пользу Кантемировского лицея 118 тыс. руб. за утрату (недосдачу) оборудования, принятого на хранение. Но получить эти деньги с «Ультралайта» не удалось и закончилось все тем, что Шипилова компенсировала ущерб лицею из своего кармана. Однако это уже не помогло. Прокуратура предъявила Шипиловой обвинение в преступлении, а суд осудил ее по уголовным статьям. Приговором Кантемировского районного суда от 16 апреля 2008 года Елена Шипилова была признана виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями) и ст. 292 УК РФ (служебный подлог). Ей назначено наказание в виде штрафа в размере 10 тысяч рублей. Районная прокуратура оспорила данный приговор как слишком мягкий (24 апреля ею было подано кассационное представление в судебную коллегию по уголовным делам Воронежского областного суда о необходимости применения справедливых мер наказания в соответствие с характером и степенью общественной опасности преступления, обстоятельствами его совершения и личности виновного в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений) и добивается отстранения директора от занимаемой должности. Однако судебная коллегия по уголовным делам 29 мая оставила без изменений решение Кантемировского суда.

В СМИ, а особенно – в районной прессе, победа правоохранителей в этом деле преподносится как нечто замечательное…

Председатель Кантемировского райкома профсоюза работников народного образования и науки РФ Светлана Черноиванова обратилась в обком профсоюза, в газету «Профсоюзный щит» с просьбой оказать содействие в защите прав директора Кантемировского лицея Елены Шипиловой. К своему письму Светлана Петровна приложила копию открытого обращения директоров всех школ Кантемировского района на имя губернатора области Владимира Кулакова, облпрокурора Николая Шишкина, руководителя главного управления образования Якова Львовича, начальника отдела Федеральной службы безопасности областного управления в г. Россоши Евгения Михайлусова. Ознакомившись с письмом директоров, корреспондент поинтересовался у Светланы Черноивановой, почему она встала на защиту прав Елены Шипиловой. Светлана Петровна ответила: «Очень несправедливо это все. Директор не по свой инициативе действовала, а выполняла указание органов управления образованием. И разве она виновата в том, что поставщик недопоставил товар? Елена Борисовна пользуется авторитетом и уважением, она все отдает школе».

Подробно рассказав в открытом обращении о происшедшем, недоумевали и директора школ района: «Аналогичная ситуация, была во всех школах: поставки задерживались, а сроки уходили. Главным управлением образования Воронежской области было проведено совещание с представителями фирм-поставщиков, после которого в адрес Кантемировского лицея и Охрозаводской СОШ (к этой школе мы вернемся чуть позже – авт.) поступили аналогичные гарантийные письма от фирмы «Ультралайт». А вот еще цитата: «Наличие договоров об ответственном хранении, как и вышеотмеченные гарантийные письма, являлись определенной гарантией руководителям образовательных учреждений в получении недопоставленной продукции. Данные действия не являлись личной инициативой руководителей образовательных учреждений области, в том числе Кантемировского лицея и Охрозаводской СОШ, а были вынужденной схемой действий по области в целом в вышеуказанной ситуации. На это, в том числе и по Кантемировскому лицею, Я.Е. Львович, руководитель главного управления образования Воронежской области, в письме от 13.02.2008 г. № 01-772 открыто обращал внимание старшего следователя МСО СУ СК при прокуратуре Российской Федерации по Воронежской области Р.А. Щеголеватых …

Не было принято к сведению также решение коллегии главного управления образования Воронежской области от 22 марта 2007 года, где рассматривались 25 школ, перечисливших средства в полном объеме и еще не получивших оборудование.

Впоследствии всеми фирмами, кроме ООО «Ультралайт», оборудование было поставлено, а эта фирма исчезла вместе с деньгами».

В заключение двадцать семь директоров района пишут: «Вместо того, чтобы добросовестно исполнять свои обязанности по руководству педагогическими и ученическими коллективами, мы вынуждены давать многочасовые показания в правоохранительных органах, по нескольку дней отвечать за свою якобы преступную деятельность перед судом и искать защиты своим обращением в вышестоящих органах и у общественности. Вместо того, чтобы «сеять доброе, разумное, вечное», в наших мыслях только одно – что нас ждет завтра: проверка, штраф, представление о несоответствии занимаемой должности или уголовное дело. Как учителя, мы считаем, что в правовом государстве невозможно жить в состоянии постоянного страха за свое будущее. Мы не заслужили подобного обращения к себе… Мы серьезно обеспокоены настоящим и будущим нашей системы образования в районе из-за вышеотмеченных подходов прокуратуры района…».

В противовес позиции общественности диссонансом звучит текст из приговора суда: «Подсудимая Шипилова Е.Б. с целью приукрашивания действительного положения дел в МОУ «Кантемировский лицей» по использованию денежных средств, сокрытия недостатков в своей работе по освоению бюджетных средств решила направить отчет в РОНО администрации Кантемировского муниципального района и в ГУ образования Воронежской области о якобы полном использовании денежных средств, поступивших в рамках национального проекта, и о получении оборудования и товаров за них. В связи с этим Шипилова Е. Б., являясь должностным лицом, решила совершить служебный подлог с использованием своих должностных полномочий, то есть внести в официальный документ – товарные накладные – заведомо ложные сведения, несоответствующие реальной действительности, желая приукрасить действительное положение в МОУ «Кантемировский лицей» по использованию денежных средств и сокрытия недостатков в своей работе по освоению бюджетных средств, то есть из иной, не корыстной личной заинтересованности.

Действуя согласно возникшему преступному умыслу, подсудимая Шипилова Е.Б. в период времени с 11 по 12 декабря 2006 года в рабочее время, более точная дата и время в судебном заседании не установлена, находясь в служебном кабинете, расположенном в здании МОУ «Кантемировский лицей», рп Кантемировка, ул. Первомайская, д. 35, действуя из иной личной заинтересованности, то есть желая приукрасить фактически сложившуюся в лицее ситуацию по расходованию бюджетных средств и скрыть недостатки в своей работе по расходованию бюджетных средств, умышлено: подписала две товарные накладные №№ 139, 141 от 07.12.2006 года, согласно которым товары и оборудование по указанным муниципальным контрактам якобы были приняты МОУ «Кантемировский лицей» полностью – общая сумма по двум товарным накладным – 155581 рублей 53 копейки…».

Конечно, комментировать судебные документы – дело неблагодарное, однако… Фраза «…из иной личной заинтересованности, то есть желая приукрасить фактически сложившуюся в лицее ситуацию по расходованию бюджетных средств и скрыть недостатки в своей работе по расходованию бюджетных средств…» повторяющаяся в различных вариациях – это, как говорится, посильнее «Фауста» Гете. Возникает вполне логичный вопрос: а если бы Шипилова не стала скрывать «недостатки в своей работе по расходованию бюджетных средств», то ее что, наказали бы? Интересно: кто и за что? Тендеры-то проводились областными и районными властями. Впрочем, как мы уже говорили, логика – это не в нашем случае.

Корреспондент пытался вывести следователя на обсуждение данной ситуации с точки зрения именно справедливости, с точки зрения духа закона, а не только буквы закона, доведенной до абсурда. К тому же схема с ответственным хранением оборудования поставщиками в Воронежской области использовалась очень широко. Так почему же уголовному преследованию выборочно подвергаются отдельные представители? Аргументация старшего следователя Россошанского межрайонного следственного отдела Воронежского управления следственного комитета при прокуратуре РФ Романа Щеголеватых, прямо скажем, впечатления на вашу покорную слугу не произвела. Например, следователь парировал такой сентенцией: «Извините, законы у нас делает государство, Гос. Дума, которую выбирает население России. И не мне обсуждать волю народа. Вы утверждаете, что законы доходят до абсурда. То есть получается, что вы сейчас обвиняете весь народ Российской Федерации, что он абсурден в выборе депутатов Гос. Думы, которые примут этот закон. Я так понимаю ваши слова?». Ну что тут возразишь?

Безответственный совет по ответственному хранению

Различные источники информации разошлись в оценке того, пропали бы неиспользованные в срок деньги грантов или нет. Даже сейчас, спустя почти два года (и уже после того, как прошло следствие), чрезвычайно трудно разобраться в хитросплетениях тогдашней нормативно-правовой базы по этим миллионным грантам. А что говорить о директорах школ, для которых тогда это все было в новинку, у которых были на принятие решения считанные дни и которым вышестоящие инстанции телефонограммами рекомендовали схемы ответственного хранения.

«Как сказал мне начальник казначейства районного, деньги были в казначействе и никуда не могли уйти», – пояснил старший следователь Роман Щеголеватых в ответ на замечание журналиста об ограниченном сроке использования гранта.

Руководитель отделения по Кантемировскому району управления Федерального казначейства по Воронежской области Иван Бреславцев сообщил корреспонденту «Профсоюзного щита» о том, что к нему не поступало никаких официальных документов со стороны управления федерального казначейства о том, что деньги по нацпроекту «Образование» могут вернуться обратно в федеральный бюджет в случае, если они не будут освоены в срок до 15 декабря. Иван Викторович предположил, что чиновники таким образом могли просто подстегивать директоров, чтобы они оперативнее действовали (чтобы не было «обострения обстановки по нацпроекту»).

Хорошо, даже пусть не было конкретных сроков, закрепленных конкретными нормативно-правовыми актами, но в школах-то об этом откуда могли знать? Ведь подобного рода знания в учебные заведения обычно приходят с методическими рекомендациями, а телефонограммы как раз и содержали конкретные сроки.

Руководитель главного управления образования области Яков Львович:

Данные действия не являлись личной инициативой руководителей образовательных учреждений (в том числе и Кантемировского лицея) и администраций муниципальных районов, а были вынужденной схемой действий по области в целом ввиду сложившейся ситуации с задержкой поставок в условиях ограниченных сроков расходования средств и представления отчетности.
Вот цитата из письма руководителя главного управления образования Якова Львовича № 01-772 от 18 февраля этого года, которое было направленно на имя старшего следователя Россошанского межрайонного следственного отдела Воронежского управления следственного комитета при прокуратуре РФ Романа Щеголеватых:

«Для исполнения сроков освоения выделенных финансовых средств по приоритетному национальному проекту «Образование» руководителями образовательных учреждений (в том числе Кантемировского лицея) в адрес фирм были перечислены денежные средства в полном объеме с одновременным заключением договоров об ответственном хранении на недопоставленное оборудование. Наличие договоров об ответственном хранении являлось определенной гарантией руководителям образовательных учреждений в получении недопоставленной продукции. В дальнейшем договоры об ответственном хранении на недопоставленную продукцию в связи с истечением срока действия были заменены актами о браке.

Данные действия не являлись личной инициативой руководителей образовательных учреждений (в том числе и Кантемировского лицея) и администраций муниципальных районов, а были вынужденной схемой действий по области в целом ввиду сложившейся ситуации с задержкой поставок в условиях ограниченных сроков расходования средств и представления отчетности».

А вот что рассказала в интервью корреспонденту директор Кантемировского лицея Елена Шипилова: «Они (работники правоохранительных органов – авт.) сказали, что единственный выход в моем положении, поскольку мои подписи присутствуют на платежных поручениях и документах, к ним прилагающихся, это деятельное раскаяние. В любом случае без моей подписи документы не ушли бы, и распоряжение главного управления не было бы выполнено. Делали то же самое 25 директоров по области. В связи с тем, что в школы деньги пришли поздно и школы могли их не освоить, главное управление образование приняло решение деньги перечислить в адрес фирм в полном объеме, чтобы деньги не ушли и остались в области… На этот счет были телефонограммы – через отдел образования. Это абсолютно официально. Думаю что телефонограммы в отделе по образованию должны были сохраниться. Это был ноябрь – декабрь. Отчетность о том, что мы потратили деньги, требовали от нас уже к 29 ноября. Но мы эту отчетность задержали. Нам дали еще дополнительное время, чтобы мы ее представили к 10 декабря. Времени было очень мало. Котировки последние прошли 11 ноября, и времени практически не оставалось…».

«Я не знаю, кто-нибудь вообще может мне помочь в этой ситуации или нет?» – сказала напоследок Елена Борисовна и замолчала. Замолчала так, как будто комок сдавил ей горло…

Корреспондент «Профсоюзного щита» естественно попытался проверить информацию директора Кантемировского лицея Шипиловой о телефонограммах с рекомендацией злосчастной схемы (о перечислении фирмам-поставщикам денежных средств в полном объеме с одновременным заключением договоров об ответственном хранении на недопоставленное оборудование), направленных региональным оператором по реализации нацпроекта «Образование» в Воронежской области - ГООУ ВПО «Воронежский институт инновационных систем». Начальник отдела по образованию Кантемировского района Юрий Горбанев в интервью газете по поводу телефонограмм из «Воронежского института инновационных систем» сказал следующее: «Скорее всего, звонки были не секретарю, который телефонограммы регистрирует, а нашим специалистам. Если бы телефонограммы сохранились, мы бы их представили в суд…».

Начальник отдела инновационных проектов «Воронежского института инновационных систем» Елена Ракульцева в интервью корреспонденту о вышеупомянутой схеме сказала следующее: «Да, такая схема действительно применялась, потому что нужно было срочно израсходовать средства денежные. А директора принимали собственные решения. Им был дан совет как это сделать. Но директора принимали самостоятельное решение. И начальники отделов образования… До 15 декабря нужно было отчитаться о том, что все средства израсходованы. Изначально был поставлен вопрос о том, что если эти средства не будут израсходованы, то они уйдут назад в федеральное казначейство. Вот сейчас в этом году они (федеральные органы власти – авт.) продумали и пишут, что в последующем году эти отчеты могут представляться на 15 число каждого месяца… А на тот момент было очень жестко. Оно и сейчас жестко. Вообще с расходованием средств очень жестко». И тут же Ракульцева, по сути, себя же и поправила насчет сроков: «Им не дается срок больше. Потому что тогда область будет в проигрыше».

Заместитель руководителя главного управления образования Геннадий Козберг сказал корреспонденту «Профсоюзного щита» следующее: «Ситуация мне хорошо известна. Я не считаю Шипилову ни уголовной преступницей, ни осужденной. Да, суд не внял, так сказать, всем материалам, которые были предоставлены, и вынес такое решение о штрафе. Она оштрафована. Это не значит, что она осужденная и что она уголовная преступница. Она работает в той же должности, и будет работать…

Эта схема с ответственным хранением не была предложена главным управлением образования. Просто главное управление образования не возражало против этого. Хотя, наверное, должно было возражать».

Козберг признал, что сроки по нацпроекту поджимали и что нужно было отчитываться: «Мы торопились с отчетом». Но по поводу телефонограммы с данной схемой сказал следующее: «Я не могу ни подтвердить, ни опровергнуть, потому что я не знаю эту телефонограмму. Рекомендации какие-то могли высказываться, и, наверное, они высказывались… А так, чтобы это была директива… Такой директивы не было… Видите ли, эти рекомендации, они же не носили характер обязательного исполнения. Но они, да, звучали таким образом, чтобы на основе документально оформленных отношений могли как-то выйти из этой ситуации те школы, которым поставки задерживали поставщики. У нас ведь такие договоры, как показала практика 2006 года, были заключены в очень многих районах со многими школами-победителями. А взрывоопасной оказалась ситуация в Кантемировке и в Репьевке – в Краснолипьевской школе, потому что поганой оказалась эта фирма «Ультралайт». И потом все меры, которые принимались вместе с нами отделами образований (обращения в УБОП и в арбитражный суд), к сожалению, не дали результатов…».

По словам Козберга, в управлении пытались проконтролировать эту фирму: «Контролировали. Привлекали все силы. Есть письмо Хотину (начальник областного ГУВД О.В. Хотин – авт.), есть письмо Шишкину (прокурор Воронежской области Н.А. Шишкин – авт.). Переписка полгода шла в 2007 году: «Помогите, давайте найдем, накажем, примем все меры, которые можно принять в соответствии с действующим законодательством». Не помогло. А потом решили крайней сделать директора. Это неправильно. Это неправильная позиция. И я высказал, эту позицию официально».

Такой вот получился информационный ряд на тему: нужно ли было директору выполнять эти рекомендации со схемой ответственного хранения. Правоохранительные органы и суд посчитали, что нет.

По словам Шипиловой, они в школе уже «пятьсот раз пожалели» что в 2006 году приняли участие в федеральном конкурсе школ, реализующих инновационные образовательные программ. При этом добавила: «И в этом году у нас очень много было всяких побед, но по причине боязни вот таких вот дел мы просто не подавали документы на этот миллион, хотя вполне могли бы еще раз его взять. Я уверена в этом. Потому что результатов было предостаточно… Пошел ли миллион школе на пользу? Очень жаль, конечно, что на эти средства нельзя было приобрести спортивное оборудование и медицинский кабинет, но, в любом случае, оснащение нужно. Кто же откажется от того, чтобы в родную школу что-то пришло?».

Остановка «Прокуратура»

Хоть обращаться к логике в условиях российской действительности – дело неблагодарное, но тем не менее. Иногда без этого не обойтись. Только вот о чем эта логика несчастная говорит? Если уж директору школы, допустившему, прямо скажем, мелкое правонарушение (тем более что директор в данном случае выполнял распоряжение вышестоящих инстанций), устроили такое преследование, то разумно было бы предположить, что уж человеку, мягко говоря, «испарившему» в данном деле федеральные средства (имеется в виду ответственное лицо этой «поганой» фирмы), точно не поздоровилось и что он прессуется по полной программе. Проницательный читатель, правда, сразу улыбнется по поводу таких рассуждений. Он вспомнит наши реалии. Как там говорится: если дело на грош, то раздавят как вошь, если умыкнешь миллион (по нынешним временам – долларов) – жизнь превратится в сладкий сон…

Видимо, и у директора ООО «Ультралайт» Вадима Николаева в жизни сейчас только положительные эмоции. Федеральные средства исчезли. А Николаев отчалил из Воронежа в неизвестном направлении (злые языки, правда, говорят, что направление это всем, в том числе и правоохранителям, вполне известное – Санкт-Петербург). Сейчас он наслаждается прелестями жизни богатого человека. Его жизнь прекрасна…

Перед корреспондентом «Профсоюзного щита», нехорошо отозвавшемся о Вадиме Николаеве, следователь Роман Щеголеватых даже выступил в некотором роде адвокатом. Он сразу же задал журналисту встречный вопрос: «В отношении Николаева был вынесен обвинительный приговор суда, почему же вы признаете его сразу преступником?». Далее Роман Алексеевич занялся просвещением: «Виновным лицом, преступником человек становится по приговору суда. Только суд устанавливает вину человека…». И вот еще что рассказал следователь: «В отношении Николаева был выделен материал. Какое решение в отношении него было принято, я не знаю: было возбуждено дело, не было возбуждено? Статья 159 Уголовного кодекса РФ в действиях Николаева усматривает мошенничество. И поэтому материал мною выделялся из уголовного дела. Но какое решение принято по материалу я не знаю». На вопрос: «Кто должен принимать такое решение?» – Щеголеватых ответил: «Без понятия».

Долго же пришлось вашему корреспонденту узнавать: преследуется хоть каким-то образом правоохранительной системой руководство «Ультралайта», которое, взяв деньги, не выполнило своих обязанностей по поставке в школы оборудования. В областной прокуратуре думали над этим вопросом неделю, потом ответили: прокуратура не вправе отвечать на поставленные мною вопросы, так как это – компетенция следственного комитета…

Помощник руководителя следственного управления следственного комитета при прокуратуре РФ по Воронежской области Ирина Мельник сначала дала такой комментарий: «Если поступали заявления о мошеннических действиях руководства ООО «Ультралайт», то они в милицию поступали. Мы занимаемся мошенническими действиями, совершенными должностными лицами. Следователь выделил этот материал в отдельное дело и должен был отправить его в милицию. Поэтому вам в милиции могут пояснить». Но в какой именно милиции? Кантемировского района? Ирина Мельник сказала, что она уточнит. Когда корреспондент перезвонил, Мельник уточнила: «Сейчас второе дело расследуется следователем. И в рамках расследования этого дела он будет выделять материал и направлять в милицию, которая уже будет определять: возбуждать или отказывать в возбуждении уголовного дела».

Вы в шоке? Но это еще не все! Мало того что правоохранители никак не разыскивают ни руководителя «Ультралайта» Николаева, ни сумму федеральных средств, на которую недопоставлено оборудование в школы, выяснилась и другая «мелочь». Оказалось, что и на сегодня дело «Ультралайта» живет и побеждает. Позвоните по контактным телефонам «Ультралайта», и вы попадете в некое ООО «Новый Логос», которое также занимается поставкой и школьной мебели и школьного оборудования… Судя по информации, полученной из Интернета, у ООО «Новый Логос» с ООО «Ультралайт» не только совпадают адрес и один из двух телефонов, но и адрес электронной почты тот же! Рассмешило то, что в графе «Дополнительные данные» у ООО «Новый Логос» (их реклама -- на сайте городской справочной службы 077) значилось: «напротив Прокуратуры». На схеме, расположенной на сайте ООО «Новый Логос», контора фирмы нарисована на остановке «Прокуратура», напротив прокуратуры Коминтерновского района Воронежа.


 
  Часть схемы, опубликованной на сайте «Нового Логоса».
Директор ООО «Новый Логос» Андрей Шепелев в интервью корреспонденту «Профсоюзного щита» опроверг информацию о том, что у «Нового Логоса» и у «Ультралайта» одни и те же учредители: «Нет, учредитель «Нового Логоса» – это я, Шепелев Андрей Николаевич. В «Ультралайте» я был наемным работником, а учредители – чета Николаевых». Шепелев сказал, что не знает где сейчас Николаевы: «Да откуда же я знаю? Они уехали в Санкт-Петербург больше года назад. Нас уволили, без зарплаты оставили, мы подавали в суд… Но потом уже рукой махнули… На договорных условиях забрали телефоны, которые были в «Ультралайте». Место, которое от «Ультралайта» освободилось, арендовали. То есть бизнес-инкубатор здесь на выгодных условиях арендует помещения для развития малого бизнеса. Адрес и телефоны остались те же. И приходили к нам довольно много: следователи, прокуратура, милиция, сами, так скажем, потерпевшие. В принципе, документы есть – заявления я писал. Все, кто работал в «Ультралайте», не были, так скажем, ответственными лицами. Даже бухгалтер не имел доступа к банку – все было в одних директорских руках… Вообще я с ними проработал с 1999 года. Фирма «Логос» была все время, так скажем, в шоколаде. И поставщики любили. И клиенты любили. И продукция была хорошая. И потом вдруг резко – менее чем за год, но более чем за полгода – все на спад пошло: задержки зарплат, задержки поставок и так далее… Потом они просто уехали. То есть мы работали, а они уехали».

Вот что еще пояснил Шепелев: «Логос» был торговой маркой. Когда я поступал к Николаевым на работу, они были ЗАО «Логос», потом они стали ООО «Ультралайт». Мне все равно было – я ведь зарплату получал. И в трудовой книжке мне сделали запись, что я уволен из «Логоса» и принят на работу в «Ультралайт». А по телефону мы, как и прежде, отвечали: «Да, это Логос». Хотя юрформа была уже «Ультралайт»… Остался же я «Логосом» объясню почему – потому, что поднять абсолютно новую фирму на голом месте было бы очень трудно. Поэтому мы и рискнули… В том году мы на тендеры не пошли – у школ остались свободные финансы, и из этих финансов они у нас покупали».

Что бы жизнь медом не казалась?

Многие, с кем пришлось побеседовать за время журналистского расследования, не исключили, что Шипилову просто могли и заказать. То ли место директора кому-то из влиятельных господ понадобилось, то ли она дорогу кому-то перешла… В подтверждение этой версии собеседники приводят то, что преследования директора не прекратились и после суда.

Как сообщила корреспонденту директор Кантемировского лицея Елена Шипилова, через несколько дней после суда в правоохранительные органы поступила анонимка, после которой проверки продолжились. Силовики, по ее словам, рассматривают эту анонимку так, как будто это официальный документ. По анонимке идет расследование. Уже откопировано 370 страниц текста различной бухгалтерской документации, работники прокуратуры и милиции совершают обходы родителей учащихся на дому и заставляют их писать объяснительные – по какой причине они перевели ребенка в другую школу и о поборах в лицее. При этом Шипилова пояснила: «Поборов в Кантемировском лицее нет по той причине, что уже три года подряд я издаю приказы о том, чтобы все поборы вплоть до добровольных пожертвований запретить. С этими приказами под роспись знакомятся все учителя. Ремонты в классах? Если родители хотят, то они могут их делать».

А вот цитата уже из обращения директоров: «…по нашему мнению, происходит целенаправленное преследование Шипиловой Е.Б.». Такой вывод в обращении идет после рассказа о том, как прокуратура работает с анонимками.

Что же получается? Тамошние правоохранители в случае с Кантемировским лицеем напали на след «особо опасной банды»? Интересно, а «важняка» из Москвы местные правоохранители не вызвали в этой связи? И кто же главарь? Не Шипилова ли? Подходит ли она на эту роль, судить читателям. Вот что со слезами на глазах пояснила Елена Шипилова газете «Профсоюзный щит»: «Я выросла в этом селе, я училась в этой школе, у меня родители в ней отработали по 40 лет. Я здесь работаю 26 лет. Разве я могу школе нанести вред? В городе может быть другой стиль взаимоотношений, но здесь мы все на виду, здесь учились все мои дети – у меня их трое, и сейчас мать моя, пенсионерка, читая эти статьи, просто приходит в ужас оттого, что такое возможно. Меня ославили на всю округу. Но почему судят только одного человека, если 25 человек делали то же самое? Отчего это зависит?». В принципе, Шипиловой трудно отказать в логике. И будь правоохранители из других районов так же «усердны», мы бы уже имели минимум 25 уголовных дел на директоров школ (везде, где использовалась схема ответственного хранения). И, может быть, сейчас в нашей области раскручивались бы 25 бандформирований, «террористов» схем ответственного хранения? А если бы правоохранители еще и дали ход всем делам о том, где в школах Воронежской области с родителей собирают деньги (на различные оргмероприятия), вот бы наш край зазвучал на просторах России! Вот бы прославились наши силовики!

Кто следующий?

5 мая текущего года старшим следователем Россошанского межрайонного следственного отдела Воронежского управления следственного комитета при прокуратуре РФ Романом Щеголеватых было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 292 (служебный подлог) УК РФ, в отношении директора Охрозаводской СОШ Ольги Доценко.

На днях Ольга Доценко и Елена Шипилова побывали в обкоме профсоюза. Шипилова сидела с полностью потерянным видом. Хотя какой еще взгляд может быть у директора школы после происшедшего?

«Меня в прокуратуре опрашивали семь часов безвыходно, и двадцать пять раз один и тот же вопрос мне задавался: «Какую вы преследовали цель?». А я говорила: «Одну преследовала цель – получить оборудование в школу – родную, любимую, которой я отдала 32 года!». И ведь оборудование из «Ультралайта» нашей школой было получено полностью. Мне стыдно звание заслуженного учителя носить, ведь я же в селе…» – расплакалась Ольга Доценко.

Только представьте эту картину откровенного измывательства над педагогом. Она объясняет, что хотела, чтобы деньги не пропали, чтобы в школу пришло оборудование, что она выполняла рекомендации начальства, а следователь ее спрашивает в очередной раз: «Какую вы преследовали цель?». И так до бесконечности… Надо полагать, Ольге Доценко следователь тоже может вписать нечто вроде «…желая приукрасить фактически сложившуюся в школе ситуацию по расходованию бюджетных средств…».

И что же, нам теперь нужно ждать еще десятков таких допросов директоров школ? Ожидать, что будет возбуждена масса уголовных дел?

В Воронежском обкоме профсоюза работников народного образования и науки РФ считают, что уголовное преследование директоров лучших школ по такому странному основанию, как передача оборудования на ответственное хранение поставщику, нужно немедленно прекратить. Необходимо добиться и оправдания уже осужденной Шипиловой.

Директора воронежских школ уже привыкли, что их постоянно тягают в мировые суды и привлекают к ответственности по Административному кодексу (мировые судьи, понимая абсурдность ситуации – на решение проблем государство денег не дает, но с директора за это спрашивает, – выносят обычно решения о самых минимальных штрафах). Чего греха таить, но большинство школ не соответствуют различным нормативам (особенно пожарным), и директор поставлен перед выбором: закрыть школу (правда, если он попытается это сделать, его сразу уволят) или постоянно получать повестки в суд от органов, которые, не стесняясь, делают на этом статистику, подтверждающую их бурную деятельность. В данном случае если следствию нужно отчитаться по мониторингу нацпроектов, то эти ребята вполне могли бы ограничиться Административным кодексом.

Позиция обкома здесь определяется не только тем, что директора школ – члены профсоюза. В данном случае идет дискредитация и правоохранительной системы, поскольку она выступает против правды и справедливости и школьного образования как такового. И это уже очевидно, пожалуй, всем, кроме воронежских правоохранителей.

Обком профсоюза изложил свою позицию в обращении на имя прокурора Воронежской области Шишкина (с текстом обращения можно познакомиться на сайте обкома Vobkom.ru), направленном в конце мая. В письме, в частности, говорится: «В связи с вышеизложенным обком профсоюза предлагает прекратить уголовные преследования директоров школ, которые вынужденно попали в эту ситуацию. Просим прокуратуру обратиться в судебную коллегию по уголовным делам Воронежского областного суда с заявлением об отмене обвинительного приговора в отношении директора Кантемировского лицея Е.Б. Шипиловой. Считаем, что в данном случае вполне можно обойтись административным наказанием.

Если для того, чтобы прекратить уголовное преследование добропорядочных граждан, необходимо внести какие-либо изменения в федеральное законодательство, обком профсоюза совместно с прокуратурой готов выйти с такой инициативой в правительство и Государственную Думу РФ».

Людмила Тореева, газета «Профсоюзный щит», №5 (44), май 2008 года.


Ссылки по теме
- Обращение председателя Воронежского обкома профсоюза работников народного образования и науки РФ Т.А. Бирюковой к прокурору области Н.А. Шишкину в защиту добропорядочных директоров школ от уголовного преследования (№ 208 от 30.05.2008 г.) (Vobkom.ru, 30 мая 2008 года.)
- Объявлены воронежские победители конкурса школ, внедряющих инновационные программы (Vobkom.ru, апрель 2008 года.)

Ресурсы по теме
- Vobkom.ru

На главную

Профсоюз




Оплата труда
Коллективный договор
Охрана труда

Фотоновости.
Обком - фотографирует,
Vobkom.ru - публикует


Публичный отчет Воронежского обкома Профсоюза работников народного образования и науки РФ за 2017 год
(формат - PDF, 33,5 МБ)


Воронежский обком профсоюза работников народного образования и науки РФ подготовил информационные бюллетени

Воронежский обком профсоюза работников народного образования и науки РФ разослал профлидерам информационные листки
 
Образование
В два раза выросло за два года число работающих на двух ставках учителей

Четвертая Школа молодого педагога прошла в Воронеже

На активные действия профсоюза власть ответила рублем – воронежскому образованию значительно добавили
 
Регион
Воронежская обладминистрация утвердила величину прожиточного минимума



Все
о коллективном
договоре
Совместительство, совмещение, увеличение объема работы... Ежегодные основные удлиненные и дополнительные отпуска Сокращение численности или штата работников организации Работа
уполномоченного
по охране труда
© 2007-2018 «Vobkom.ru», информационно-аналитический сайт. E-mail: vobkom@yandex.ru
Воронежская областная организация профсоюза работников народного образования и науки РФ. Газета «Профсоюзный щит» (рег. № В 1754).
При полном или частичном использовании материалов ссылка на «Vobkom.ru» обязательна.
Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт «Vobkom.ru» - http://www.vobkom.ru.
Карта сайта
Rambler's Top100